Фестиваль "Территория 2017" открывает свои двери

Фестиваль «Территория» в 2017 году проходит в двенадцатый раз. Насыщенную программу зрители увидят с 12 по 25 октября. За эти две недели на шести площадках состоится тринадцать событий, из которых  семь  просто спектакли, остальные  это-  инсталляции и перформансы.

В этом году у «Территории» необыкновенно интересная программа. И выбрать зрителю будет ох, как не просто.  Если про Кирилла Серебренникова и Максима Диденко российской аудитории, близкой к театру, рассказывать нет никакого резона, то фамилии тех же Папаиоанну или Кеерсмакер могут вызвать трудности не только произнесения, но и припоминания.

 «Ночь в библиотеке», Робер Лепаж

 Проект, название которого корректнее было бы перевести как «Библиотека ночью», был придуман Лепажем к десятилетию Национальной библиотеки Квебека на материале ее архивов. По большому счету это выставка, вот только по ней совсем не нужно ходить, на ней нужно сидеть. Сеанс длительностью 45 минут вы проведете в VR-гарнитуре, для которой сделана видеозапись-путешествие 360° . Самое то будет попасть на это событие после спектакля Лепажа «887», который будут показывать в рамках Чеховского фестиваля на сцене Театра наций с 4 по 7 июля: судя по трейлеру и рецензиям, «Ночь в библиотеке» продолжает эту сказочно-ностальгическую интонацию, захватившую Лепажа в последние годы.

«Изнанка», Димитрис Папаиоанну

 Если эта инсталляция будет первой работой греческого режиссера, хореографа, перформера и художника, которую вы увидите, — это будет, конечно, не самое удачное знакомство из возможных. Поэтому, пока есть время, советуем поискать видеозапись спектакля Папаиоанну «2», а также подборку фрагментов из его работ начала 2000-х. Через эти видео можно понять суть режиссуры Папаиоанну, который занимается, в сущности, радикальным физическим театром на стыке с пластическим, инженерным и театром художника. Работа «Изнанка», которая будет показана на фестивале в форме видеоинсталляции (то есть буквально проецируемого видео длительностью в шесть часов), была сделана Папаиоанну в 2011 году, для чего он выстроил ординарную комнату в афинском театре Паллас. На протяжении указанного времени тридцать перформеров медленно входят в эту комнату, совершают вразнобой гигиенические процедуры, ходят вдоль стены, выходят на балкон, ложатся на кровать. Это медитативное наблюдение за повседневностью сделано с хореографической выточенностью, и, хотя пока непонятно, как смотреть это на протяжении шести часов (режиссер призывал греческих зрителей приходить со спальными мешками), идти совершенно точно стоит.

«Фаза. Четыре движения на музыку Стива Райха», Анна Тереза де Кеерсмакер.  

Событие, поразительное со всех сторон. Во-первых, хореограф и танцовщица Кеерсмакер, крупнейшая фигура из мира современного танца, впервые приезжает в Россию (всем заинтересованным готовиться еще и к маю 2018-го: два дня в середине месяца Кеерсмакер со своей группой ROSAS будет с гастролями в музыкальном театре им. Станиславского). Во-вторых, в часовом балетном спектакле на музыку Райха 57-летняя Кеерсмакер будет танцевать сама. В-третьих, сам по себе этот балет, впервые показанный в 1982 году, легендарный. Отказавшись от конвенционального принципа иллюстративности движения к музыке, Кеерсмакер вместе с этим как бы пришла к иллюстративности в совершенно буквальном смысле: ее хореография отражает принципы построения партитуры; так, танец, начинающийся с синхронного движения двух перформеров, передает тактовые сдвиги в музыке Райха через рассинхронизацию пластики

.«Я сижу в комнате», Дмитрий Волкострелов / Дмитрий Власик.

 Дмитрий Волкострелов — бородатое лицо нового русского театра, стремительно перетекающего в общеевропейский, уже был представлен на прошлогодней «Территории». Волкострелов, поставивший две «Лекции» Кейджа, транспонирует творчество американского музыкального авангарда к российскому зрителю. В этом спектакле совместно с Дмитрием Власиком он разрабатывает композицию Элвина Люсье «Я сижу в комнате». В рамках принуждения зрителя к сотворчеству тридцать два человека под руководством двух перформеров будут вынуждены производить некие манипуляции голосом, тем самым помогая спектаклю состояться.

 «Наследие. Комнаты без людей», Rimini Protokoll

Театральная группа Rimini Protokoll уже касалась темы смерти в многочисленных версиях спектакля Remote X, а осенью прошлого года выпустила спектакль-инсталляцию, полностью посвященный смерти, подготовке к ней и тому, что остается от человека после. В отличие от работы Лепажа по этой выставке придется походить: она располагается в пространстве из восьми комнат, в каждой из которых наличествуют разного рода физические объекты, изображения, а также аудио- и видеозаписи, собранные в ходе двухлетнего документального исследования в Швейцарии.

 «Бельгия, вперед!», Ян Фабр  

С одной стороны, совершенно нельзя сказать, что это такое будет: мировая премьера нового спектакля Фабра (который в оригинале называется Belgian (Belgium) Rules, что переводится то ли как «Бельгийские правила», то ли как «Бельгия рулит») назначена на 1 и 2 июля. С другой стороны, вполне ясно, что это будет концентрированное гротескное безумие в жанре физического театра. Кроме того, специально для этого спектакля компания Troubleyn запустила отдельный сайт, на котором выкладывают видео и фото творческого процесса создания постановки, по которым уже можно понять, что будет это, как почти всегда у Фабра, невозможно хорошо. А в ожидании можно найти на YouTube и посмотреть 24-часовую «Гору Олимп», а если уже посмотрели или на такое нет сил, на этот случай существует паблик «Вилисов постдраматический» — единственное место в интернете, где можно, не заплатив ничего, увидеть более короткие спектакли Фабра — «Оргия толерантности» и «Власть театрального безумия».

 «Цирк», Максим Диденко

Два дня этого спектакля, увидеть который у российских зрителей уже был шанс, следуют прямо за двумя днями новой постановки Фабра, как бы выстраивая линию от вопроса идентичности бельгийской к русско-советской. Аттракцион, основанный на патриотическом фильме Александрова, по словам режиссера, показывает условное будущее, придуманное в далеком прошлом. Спектакль у Диденко получился предельно демократичный, с почти нулевым порогом входа, — при этом сделано все невероятно красиво. Если кого-то ранят агрессивные буффонады Фабра — срочно бегите лечиться на безобидный «Цирк».

 «Война и мир», Gob Squad

 Видимо, желая привести зрителей в положительное состояние духа после Волкострелова и Rimini Protokoll, дирекция фестиваля третьим спектаклем после Фабра и Диденко поставила гомерическую «Войну и мир» в постановке английской театральной компании Gob Squad, уже давно базирующейся в Берлине. Легковесное переложение романа на язык массовой культуры с привлечением кучи сторонних героев от Мэрилин Монро до Дональда Трампа — на самом деле это снова разговор о русской идентичности, правда, из уст людей сторонних.

«Все, что со мною рядом», Фернандо Рубио

 Этого аргентинского режиссера не интересуют спектакли в конвенциональном смысле, он — своего рода художник-ситуационист, который производит локальные события с участием актеров. Вот и этот спектакль-событие, запланированный к показу в ММОМА, предлагает зрителю подойти к актеру (на позициях которого в этом проекте только женщины) ближе некуда: лечь с ним в одну кровать. Совершенно непонятно, что там будет происходить, но сеансы длятся по пятнадцать минут, и за это время ты должен узнать что-то и про человека, к которому ворвался под одеяло, и — самое главное — про себя самого.