Евгений Гришковец выпустил новый спектакль

В начале мая Евгений Гришковец в "центре на Страстном" выпустил свой новый спектакль "Предисловие к роману".

Я помню ТОЧКУ ОТСЧЕТА в 2000 году... Жизнь нашей маленькой семьи разделилась на ДО... Случайно включенный канал "Культура" и идущий по нему полностью моноспектакль "Как я съел собаку"... и ПОСЛЕ. Так произошло "знакомство" с Гришковцом... А уже через несколько недель, мне казалось, я знаю так много о нем... Нет, точнее, ОН знает ВСЁ обо мне... Что Он и есть Я... Я подошла к нему после спектакля в Центре Высоцкого (в зальчике сидели "настоящий Панин", Женин друг Кемеровских времен, и Григорий Заславский, тогда Главный редактор Отдела культуры "Независимой газеты") познакомиться и впрямую спросила о дате рождения... А услышав совсем "не то", растерялась так, что забыла своё имя на миг...

 Пишу так подробно о себе, ибо всё остальное уже известно - от главных событий - "Букера", "Антибукера", "Золотой Маски", "Триумфа", почетных званий гражданина Калининграда и сержанта (с уникальной формулировкой "За пропаганду российского флота") - далее следуют такие многостраничные многоточия событий и свершений - на лоне театра - своих моноспектаклей и постановок во всех театрах страны и за рубежом, литературы, участие в чужих спектаклях и даже постановка фильма и съемки в "блокбастерах" - до мелочей, начиная от не очень известного нам тогда жанра stand-up-comedy до клише о "новом сентименталисте"... И всё это я пропустила и через себя, ибо увидев в моих руках три вырезки - я протянула показать их артисту, Е.Г. так смущенно протянул "Это всё мне?", что я продолжаю собирать все публикации... А на сегодняшней официальной премьере моноспектакля "Предисловие к роману "Театр отчаяния" после двух часов своих новых мемуаров, хотя, казалось бы, мы знаем его - по этим душевным рассказам - с самого детства; с момента, когда он осознал, что категорически не хочет в детский сад... И про то, как пристрастился к книгам и какую роль сыграла Библиотека в его жизни; и об отвращении к опере - из детства же; и что "театр - это такое особенное искусство, чтобы мучиться. Пострадать, а потом весело выпить водки; и про девочку Лену Баранову, в которую впервые влюбился, - а она выросла и оказалась Аленой Бабенко; и о том, как чуть не лишился указательного пальца на всё том же "любимом" флоте"; а потом работал "человеком-памятником" в Берлине. Он продемонтрировал этот уличный театр на фоне своего увлечения пантомимой, что для меня стало открытием.... Как и совершенно гоголевская история об игроках по приезду в Домодедово, где он стал жертвой чужих розыгрышей... Жизнь "шибанула" так, что наш герой ее пересмотрел... И в какой-то момент захотел всё круто изменить - заниматься адвокатурой и юриспруденцией, а напоследок обобщить свои знания и умения перед друзьями в небольшом зальчике родного Кемерова, вдоволь поматериться и повеселиться... Но неожиданно увидел на 3-ем ряду маму и... родились строчки, столь хорошо нам знакомые... Про темное морозное утро, звук радио на кухне и малыша, желающего соврать про первые два урока и не идти в школу... Ибо это рассказ не про прошлое, а про _пережитое_... И про то, что мы застряли между двумя _никогда_ 1) это не повторится 2) этого не произойдет... Ибо "муравей неповторим" - именно так... И все эти два часа под рефрен мелодичной песни на хинди (после года поисков и вожделенного перевода оказалось, что это про "глупое яблоко") и кадров на большом экране - не так давно нашлись две пленки приятеля-оператора, который случайно запечатлел восьмиклассника Женю (с усами и конопушках!!?) в цвете и ч/б... А если вам кажется, что я описала слишком подробно, то купите одноименную книгу (иначе как "фолиант" ее не назовешь!!) - и сравните на моем снимке - скромную pocket "Рубашку" о 200 страницах и "Театр отчаяния" на...909.  ...Когда Женя подписывал ее мне, я назвала его "частицей Вселенной" - именно в этом сериале я видела его в последний раз (в роли православного батюшки при космической станции). Он до сих пор моя точка отсчета. И очень большая Точка Вселенной.

Корр. Елена Посувалюк