Однорукий из Спокана

Премьеру в Центре Драматургии и режиссуры на Соколе Владимира Панкова я ожидала с нетерпением и предвкушением праздника. Мартин МакДонах - мой драматург-любимец; особенно после фильма "Три билборда на границе Эббинга" (впрочем, помимо номинации, "Оскар" у него есть, за короткометражку). А именно "Однорукий из Спокана" одна из самых популярных пьес на российской сцене...

Тем, кому "повезло" начать своё знакомство с творчеством этого совсем молодого в ту пору ирландца с "Королевы красоты" ("Красавица из Линена"), где на реальной плите пузырится масло, котором потом героиня поливает свою мать, ничего не страшно, а главное, понятно, с какими отмычками приходить в театр. Камерную (по количеству действующих лиц) историю чудо-постановщик разворачивает в soundrama-ораторию, где к квартету добавляется 19 внесценических персонажей, не покидающих сцену!!! Несмотря на то, что все они пали смертью в финале, крови нет совсем - ее заменил коктейль "Кровавая Мэри", которым угощали зрителей перед началом. 

Начну с того, что поразило в первую очередь - музыкальный звукоряд, точнее, многозвучье и многорядье - помимо филигранно сыгранного ансамбля-септета (хормейстер Виктор Маминов), ровно десятка девиц в униформе горничных (стажёрская группа) исполняют госпелс и спиричуэлс, как будто вчера приехали из штата Вашингтон, где и разворачивается действие. Но и это не всё! Помимо афро-американской музыки они с таким же мастерством исполняют ирландский фольклор-йодль, как будто на музыкальном батле Не разглядела, есть ли в программке особый мастер, отвечающий за стильную черно-белую тригонометрию пространства (художник Максим Обрезков), которую эти представительницы сферы обслуживания с выбеленными, как хлоркой, лицами заполняют автоматами, синхронной игрой на барабанах, поливом кактусов и разбрасыванием "запасных" рук - это никакие не муляжи, виденные в других постановках "Однорукого", а стильные алебастровые конечности, как будто срезанные у витринных манекенов. Самый неожиданный персонаж - огромная панда по имени Пашка - это такой оммаж и даже как будто камео немаленького Павла Руднева (помощника руководителя МХТ им.Чехова), который здесь выступает в роли переводчика. Ещё один добавленный к лихой компании - настоящий мулат, ни на секунду не выходящий из образа пастора эдакой евангелисткой церкви (Кристо Федянин). Более того, он в обратном переводе осуществляет simultaneous translation всего, что говорят герои (рекомендую всем англоязычным гостям Мундиаля). А уж когда появляется Тоби чернее черного юмора МакДонаха - Алексей Лысенко играет его ярко, как цвета собственного нелепого костюма и причёсочки цвета лаванда. Боюсь, моя подруга театровед Наталья Шаинян не узнает артиста в других ролях, которые я ей так рекомендовала. Да уж, даже сам Григорий Сиятвинда Grigory Syatwinda, бесподобно исполняющий эту роль на Малой сцене Сатирикона, не сумел бы загореть в солярии до такой черноты (как ему пришлось для фильма "Жмурки"). Роль безбашенного портье с, к тому же, напрочь снесенной крышей досталась любимцу режиссёра и всей публики - Павлу Акимкину. Прелестный прыгуче-певучий абсолютно "синтетический" артист (и композитор) напоминает своими ухватками Чарли Чаплина времён немого кино. Его монолог о гиббоне и бананах, сыгранных на коленях Панды, это спектакль в спектакле. Ну, и конечно, Андрей Заводюк, исполняющий заглавного персонажа одной левой - рукой, я имею в виду... Это супер-мастер, который в этом сезоне сыграл аж несколько премьер, уже отмеченных специалистами и публикой. Браво!! Я знаю, что большинство участвовавших в спектакле - это выпускники Эстрадного факультета ГИТИСа, не только танцующие, поющие, но и дышащие в унисон. Тем приятнее, что их Мастер, Народный артист России, Валерий Гаркалин, застал триумф своих питомцев.  

            корр. Елена Посувалюк