СМЫЧКУ ВОЛШЕБНОМУ ПОСЛУШНА…

18-е Летние балетные сезоны, царствовавшие два месяца в Москве, завершились. Но воспоминания о них живут в сердцах зрителей, которые с восторгом говорят о спектаклях, их взволновавших.

 Балетные сезоны для меня и для многих, приходящих летом в РАМТ, - это праздник, эмоциональный и душевный. Здесь можно увидеть исполнение настолько прекрасное, что технику уже не замечаешь, а только уровень артистизма, эмоционального напряжения и выражения чувств героев. Лилия Орехова, солистка Театра «Смирнов балет» - непревзойдённая Одетта-Одиллия в «Лебедином озере». Техника запредельная! Закидывала ножку через всю спину принца так, что пуанта на его плечо ложилась. Фуэте- 34 оборота - никто не сможет! А как блестяще обыграно её появление в пачке домино?! Уму непостижимо! И чёрные лебеди – предвестники Горя, Беды Смерти?! Да, Любовь не всегда побеждает. И как мы слепы в любви, что не можем отличить чёрное от белого! Так банально и так узнаваемо!   Солистка этого же театра Юлия Журавлёва, тонкая изящная, с рыжими волосами, подкупает в партии Джульетты своей непосредственностью и искренностью. Я не смогла уснуть после спектакля «Ромео и Джульетта». Перед глазами стояла сцена смерти, когда все эти черные тени подползают, исчезают и возвращаются вновь. Мороз по коже. А это лицо героини, искажённое болью! Ведь родители Джульетты не просто не поняли свою дочь, им дела не было до её чувств.

Она сначала с мольбой обращается к матери, потом к отцу. К каждому в отдельности. И стоят они в разных сторонах сцены. Это не муж и жена - одна сатана, а знатные господа, живущие отдельно друг от друга и от родной дочери. Им непонятны её чувства, потому что сами они  никогда не любили. И их девочка, совсем ещё ребёнок, борется за свою любовь по-взрослому против собственных родителей,  что только добавляет трагизма ситуации. И борется и умирает по-взрослому. Ситуация патовая, безнадёжная. У кого из нас такого не было? Всё оказалось просто: дети погибли  и теперь главы одуревших от своей вражды кланов жмут друг другу руки. Эта безнадёга придавила меня. Я впервые по-настоящему сопереживала Джульетте, мне было безумно жаль эту порывистую искреннюю девочку, которая так рано стала взрослой и так мало прожила.

Ирина Кадомцева