Анатолий Белый предстал в роли Каренина, в новом спектакле Дмитрия Крымова

 9 и 10 октября Дмитрий Крымов представит свою версию романа Льва Толстого "Анна Каренина" на сцене МХТ им. Чехова. "Сережа" новая его работа, с любимой своей актрисой Марией Смольниковой  и Анатолием Белым в главных ролях
 
Дмитрий Крымов: «Это ни в коем случае не инсценировка романа Льва Толстого, а композиция, в основе которой в первую очередь роман «Анна Каренина», а также «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана и специально для этой постановки написанный Львом Рубинштейном текст «Вопросы».Дмитрий Крымов: «Когда-то мой папа, Анатолий Васильевич Эфрос, ставя свой знаменитый спектакль „Месяц в деревне“, хотел взять эпиграфом к нему стихи Пастернака: О, если бы я только мог,  Хотя отчасти,  Я написал бы восемь строк  О свойствах страсти.  А Инна Натановна Соловьева, узнав, что Маша Смольникова играет Анну Каренину после своей Му-Му, смешной восьмилетней девочки, нелепо погибшей на наших глазах в рассвете своей влюбленности в театр и в жизнь, подумала секунду и сказала: „А, понятно: обе погибают из-за любви…“  Нам хотелось сделать „Анну Каренину“, как очередной бунинский „Солнечный удар“ — быстро, нежно и страшно. Но наш спектакль „Сережа“ — это не „Анна Каренина“. Это спектакль по мотивам великого романа, даже, я бы сказал, по отдаленным мотивам. Там нет ни Левина, ни Кити, ни Стивы Облонского, нет сенокоса, кваса и потной рубахи, нет аппетитных стерлядей и устриц в ресторане и нет потрясающей сцены, когда Каренин пришел к адвокату и, может быть, впервые испытал унижение. Нет сцены скачек, падения Вронского и смерти Фру-Фру, да и паровозика, в общем-то, тоже нет… разве что игрушечный, маленький. Одним словом, это все будет похоже на Толстого, но меньше, короче. Как бы фрагмент. А Сережа — это сын Анны Аркадьевны Карениной, мальчик, тоже восьми лет, который и стоит в центре этого „Солнечного удара“, когда все смешалось, не только в доме Облонских, но и вообще». В основе спектакля — роман Л. Н. Толстого „Анна Каренина“, а также „Жизнь и судьба“ Василия Гроссмана и специально для этой постановки написанный Львом Рубинштейном текст „Вопросы“.