Пресс-Конференция в МХТ"Сережа"

12 октября  в фойе Художественного театра прошла пост-пресс-конференция, посвящённая премьере этой недели, - спектаклю СЕРЁЖА.Встречу блестяще провёл помощник худрука МХТ, Павел Руднев.  На вопросы отвечали режиссёр Дмитрий Крымов, актриса Мария Смольникова, художник, постоянный соавтор Мария Трегубова и писатель Лев Рубинштейн, специально написавший концовку для данной постановки...

 Большинство присутствовавших  уже имели возможность посмотреть новую постановку, поэтому их вопросы были точны и по-театроведческим хороши - ведь задавали их обозреватели ведущих изданий. Конечно, главное, о чём спрашивали и на что отвечали, это дебют всех участников пресс-конференции на главной театральной сцене страны. Этот шаг уже кажется таким логичным, исторически правильным, высокохудожественным, что, представьте, даже цвет одежды наших гостей-хозяев идеально совпал с цветами МХАТовского штандарта (черно-салатовый). Режиссёр-художник и волшебник подробно поведал о том, как ЕГО босоногая Анна Каренина сменила статуарную Аллу Тарасову, когда-то блиставшую на этих подмостках, и о том, что обращение к Толстому (он осознал, что это "уже прозвучавшее" произведение, лишь через полгода работы) суть лишь повод развить театральный язык... 

О всех театральных чудесах "Серёжи" постановщик не стал рассказывать намеренно, уверенный, что ответ на "магические вопросы" ведёт к разочарованию. "Ведь у нас работают фокусники"...Это так! Высокие профессионалы всех цирковых жанров - в своих впечатлениях о спектакле я назвала главную (в данном случае Крымов формально лишил ее "заглавности") актрису, за полтора сезона появляющуюся уже в третьей феерической роли по нашим классикам XIX века, Марию Смольникову, "клоунессой в трагическом амплуа". Она очень образно ответила на почти "технологический" вопрос о покатом пандусе сцены - "Это настолько скользко и опасно, что ты можешь упасть и не подняться. Ведь здесь играли великие люди!" Тема самого театра, МХАТа-МХТ, отдельно звучала на нашей встрече - как эхо спектакля (все невероятно обаятельные остроумные сценические реплики - результат общих придумок всей команды) и Мастер даже поднялся, разглядывая портреты великих деятелей театра... Дмитрий Анатольевич при этом погружался во флеш-бэки своей жизни с отцом, Анатолием Эфросом (когда папа написал ему на коробке из-под торта о приглашении оформить "Тартюф", совсем молодой ДК подумал - А где подарок на день рождения?), или своей учебы у Алексея Шверубовича в Школе-Студии, сына великого Качалова, - он лично рассказывал своим последним студентам, как служил в Белой армии! Впервые довелось встретиться с писателем Львом Рубинштейном, чей "41 вопрос Карениной", прозвучавший в финале спектакля, я даже законспектировала. На него, никогда не любившего театр (невероятно, но во МХАТе он в последний раз был в 4-ом классе), само здание производит невероятный эффект. Но он работает с Д.К. уже второй раз и наслаждается совпадением эстетики и поэтики. Придуманную концовку он сравнил со страничками учебника "по закреплению материала"... На таких заседаниях не кричат Браво! а очень хотелось!