«ЩЕЛКУНЧИК» ВО ДВОРЦЕ ПОД НОВЫЙ ГОД

Все в России готовятся к Новому году и Рождеству, Москва в преддверии праздника пестрит событиями. А Кремлёвский балет дал «Щелкунчика» - ту самую сказку, что создаёт в сердце атмосферу чуда и волшебства.

Кстати, в декабре в России состоялась премьера американского фильма «Щелкунчик и четыре королевства», основанная не только на сказке Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», но и на балете Чайковского. Авторов фильма вдохновила и музыка великого русского композитора, и русская архитектура. И можно смело утверждать, что воздух всего мира буквально пропитан этой сказкой. У меня даже родилась аналогия, в которой существует некая связь между этими двумя событиями. Ведь чтобы лицезреть представление, нам пришлось войти в своеобразное царство – Московский Кремль. Именно в стенах Кремля проходит знаменитая кремлёвская ёлка. Можно сказать, что мы все, посмотрев балет «Щелкунчик» в Кремлёвском дворце, прикоснулись к этой знаменитой ёлке. К той рождественской по Гофману, что была в доме Штальбаума и под которой стояли подарки с куклами, и к Новогодней: ведь мы в России отмечаем более широко Новый год, а Рождество встречаем согласно советскому календарю, оставившему нам традицию праздновать его фактически в новом году. На балете хореографа-постановщика народного артиста России, лауреата премии Москвы Андрея Петрова, отредактировавшего хореографию Мариуса Петипа, было много родителей с детьми, и все они – и взрослые, и их чада - с удовольствием погружались в атмосферу праздника немецкого городка…

Интересно, что Петров предпочёл взять не совсем привычную версию для нас «Щелкунчика», ту, где Мари влюбляется в Дроссельмейера, тогда как в классическом варианте её мечта - это принц, в которого превращается Щелкунчик в прекрасном сне девочки. Кремлёвский балет реализовал нуриевскую версию, где герои Принц-Щелкунчик и Дроссельмейер совмещены. Кстати, их исполняет один и тот же солист балета Даниил Росланов. И именно 17 декабря, в том спектакле, который смотрела я, состоялся дебют солиста, что стало праздником и для зрителей, и для самого солиста балета, исполнившего сразу две сложные партии - Дроссельмейера и Принца-Щелкунчика. А вот куклу-Щелкунчика воплотил на сцене Субудай Хомушку, которого я имела счастье видеть в спектакле «Дон Кихот» в комедийной роли Санчо Пансы. Мне кажется, что такая версия больше подходит для Нового года: ведь Мари получает в подарок не только куклу Щелкунчика, с которой остаётся, проснувшись, но и любовь в придачу – к тому самому Дроссельмейеру, который её подарил, а в финале помолодел и стал очень похож на принца, составив счастье юной прекрасной Мари. И разве любовь – не лучший подарок к Новому году, друзья?

Полина Шорохова