Майя Ивашкевич - она стояла на сцене Камерного театра

На днях в Театре имени Пушкина состоялось торжественное вручение памятного знака Камерного Театра выдающимся современникам. Были награждены мэтр режиссуры, художественный руководитель Театра Вахтангова Римас Туминас, историк Камерного театра, журналист Сергей Николаевич и актриса Камерного театра (а на данный момент Гоголь-центра) Майя Ивашкевич, единственный оставшийся в живых свидетель времён Таирова и Коонен, которой довелось работать с ними на одной сцене.

Совсем девочкой, студенткой Школы-студии, Майя Сергеевна поступила в Камерный театр в военном 1944 году! Она призналась собравшимся журналистам, что с трудом представляла, что такое Камерный театр. Начав учебу в сентябре, уже 30 декабря 1944 она вышла на сцену на большом празднике - 30-летии театра. Несмотря на тяжёлую годину, всё прошло очень торжественно, помпезно, официально, со статьями в газетах и грамотами. Сидя на самой верхотуре театра, студийцы, которым к юбилею пошили серые хитоны, внимали феерическим выступлениям Козловского, Бабановой, артистов Маяковки. Кавалеру памятного знака довелось провести в этих стенах до закрытия театра ровно 5 лет. Она стала свидетелем растерянности великого режиссёра. "Репертуар был разный по художественному достоинству, манере воплощения и вкусу", очень дипломатично сформулировала Майя Ивашкевич.

Она немного кокетничала и даже бравировала своим возрастом (без семи лет столетие!), но мы слушали ее, затая дыхание! Впервые она сыграла роль Нюши в пьесе Берггольц, а впоследствии много играла в спектаклях Таирова, который обращался к ней "Ангел мой! Дитя моё!" и даже кричала за Алису Коонен в спектакле "Андриенна Лекуврер"; у великой актрисы было 17 переодеваний! "Деточка, кричи, как при родах!" - таково было напутствие дебютантке. Александр Яковлевич старался идти в ногу со временем, соответствовать духу, ставил Вс.Вишневского и О.Берггольц, но спасти театр не удалось. Он переживал трагедию... Постановку 1949 года "Веер леди Уиндермир" закрыли. Пришёл В.В.Ванин и "начался другой театр". Он перестроил зал - мрачный, конструктивистской, чёрный, с деревянными балконами - "банальный советский театр", припечатала старейшина актёрского цеха. Людмила Максакова напомнила нам, что именно Вахтанговский Театр протянул тогда руку помощи Таирову и Алисе Георгиевне - Рубен Николаевич Симонов предложил поступить в труппу театра. Из затем ничего не вышло...В следующем году исполнится 75 лет с момента начала работы Майи Сергеевны в Таировском театре. Это невероятное событие и живое соединение через одно рукопожатие с великой Историей отечественного театра, в год которого мы вступаем через несколько часов.