Возвращение Амадея

«Амадей» возвращается! На сцене театра «У Никитских ворот» народный артист РФ Марк Розовский осуществляет постановку знаменитой пьесы П. Шеффера. Спектакль посвящается памяти выдающегося актера современности, народного артиста СССР Олега Табакова.

Пьеса «Амадей» - одна из «жемчужин» мировой драматургии 20 века. В 1983 году Марк Розовский по предложению Олега Николаевича Ефремова поставил её во МХАТе. Тогда на роль композитора Антонио Сальери был приглашен Олег Павлович Табаков. В новой версии спектакля Марк Розовский решил сохранить эстетику и атмосферу постановки 1980-х годов. С этим связан выбор сценографа - известного театрального художника Аллы Коженковой, создававшей в свое время декорации знаменитого мхатовского спектакля. Она является автором сценографии и костюмов более чем к 400 спектаклям разных жанров, поставленных в России и за рубежом. В соответствии с разработанной ею концепцией действие новой постановки будет разворачиваться в сверкающей гамме света и красок. Декорации представляют собой прозрачные светлые занавеси, на их фоне размещены несколько кресел, диван, стол, рояль, которые будут по ходу действия образовывать различные интерьеры: то кабинет Сальери, то нищую квартирку Моцарта, то императорские покои.Спектакль «Амадей» - это современный взгляд на вечный конфликт моцартианства и сальеризма, творца и ремесленника, любви и зависти. Одним из главных героев пьесы является музыка Моцарта, которая станет весомым аргументом в споре посредственности и гениальности. В масштабном музыкальном спектакле занята значительная часть труппы театра. В роли Сальери О.П. Табаков впервые вышел на подмостки прославленного МХАТа, и его появление оказалось судьбоносным. Более 30 лет Олег Табаков бессменно блистал в роли Сальери на сцене сначала МХАТа им. М. Горького, а затем МХТ им. А.П. Чехова, художественным руководителем которого и стал впоследствии. Образ, созданный актером, без сомнения, вошел в «золотой фонд» российского театра. 12 марта в России вспоминают Олега Табакова. Премьера спектакля «Амадей» станет данью памяти великого артиста. На спектакле будут присутствовать младшие дети Олега Павловича, Павел и Мария.

 Марк Розовский «Эта пьеса грандиозна своей темой и формой. Она не похожа на великий пушкинский текст – хотя бы потому, что маленькая трагедия Пушкина написана стихами и являет собой блистательную в своей простоте фантазию поэтического театра. Но «Амадей» - в русле пушкинского осознания моцартианства как абсолютной свободы духа. Питер Шеффер – драматург ХХ века – и, конечно же, его право рассказать легенду о жизни и смерти Моцарта своими словами так же неоспоримо. Главное, что нам предстоит понять, - это то, что Моцарт в «Амадее» не есть подлинный, реально существовавший гений, а Моцарт глазами Сальери, то есть увиденный косым, искажающим взглядом завистника и негодяя. Наш спектакль – это своеобразный Театр Сальери, со всеми вытекающими отсюда решениями: любимец Бога выглядит то наглецом, то грешником, потому что Сальери хочет, чтоб он так выглядел. Споря с Моцартом, Сальери страдает, но мы сострадаем не ему, а Амадею. Моцартианство – это способ жить и творить. Сальеризм – способ творить без жизни. Мощь полетного искусства Моцарта в его беззащитности перед злом, в пренебрежении карьерой. Моцарт – это свобода с ее неуправляемостью и неуемностью, алогичностью и искрометностью созидания. Художник и Бог, Художник и власть, Художник и безликие. Художник и слава… Как жить творцу, если жить не на что? Как веселье и праздник, сочность и чувственность жизни превращают «гуляку праздного» в автора «Реквиема»? Вся прелесть Моцарта в его «anima allegro» - то есть в состоянии «внутреннего ликования» (термин комедии «дель арте»), позволяющем импровизировать музыку жизни и любви к ней. Лично я жизнь люблю больше, чем искусство. В том числе свое. Советую вам того же. Только в этом случае мы станем чуточку Моцартом. И только в этом случае мы перестанем быть Сальери. Полностью».